Синемафия

11 фактов о фильме «Месть От Кутюр»

4 августа 2016

4 августа в прокат выходит фильм «Месть от кутюр», и Синемафия нашла 11 интересных и/или забавных фактов о нем.

Фильм «Месть от кутюр» (The Dressmaker) мы еще в начале лета смотрели на фестивале австралийского кино и очень рады, что он дошел до российского проката: он ужасно милый.

Австралия, 1951 год. Портниха Тилли Даннэдж возвращается в родной захолустный городок Дангатар, откуда её четверть века назад сослали ещё школьницей, обвинив в гибели одноклассника, сына городской шишки. Жители городка настроены настороженно, но постепенно Тилли начинает завоёвывать их доверие и внимание экстравагантными и яркими нарядами, которые она шьёт.

Тилли, впрочем, приехала не с целью помириться с жителями родного города. Ей нужно выяснить, что же именно произошло в тот роковой день 25 лет назад — событий которого она не помнит, но уверена, что с тех самых пор на ней лежит проклятие.

Не принадлежащий к какому-то одному жанру фильм — тут и триллер, и немного мистики, и романтическая комедия, и семейная драма, — ухитряется достойно выступить в каждом. Романтическая комедия — так уморительнейшая (и сексуальная) сцена о том, как элегантная красотка Тилли пришла смотреть местный футбол. Семейная драма — так выяснение отношений героини с полубезумной матерью на австралийских просторах (Уинслет жаловалась, что съемкам этих сцен очень мешали… любопытные эму), ну, и так далее.

Мы собрали 11 фактов о фильме — забавных и интересных, как нам кажется, — и делимся ими с вами. Да, почему в России отказались от оригинального названия «Портниха» — мы не знаем, но то, что платья Тилли — не просто шитье, а целое искусство, — факт.

В основу картины лег одноименный роман Розали Хэм. Изданная в 2000 году книга была дебютной для работавшей в доме престарелых Хэм; она получила отказы из четырех издательств, прежде чем пятое напечатало eё роман. Выросшая в маленьком городке (!) дочка портнихи (!!) Хэм уверяет, что никакие события из жизни её малой родины не совпадают с описанным в книге.

Хэм в начале 2000-х продала права на экранизацию и сама написала сценарий, однако проект закрылся; вторую попытку экранизации предприняли уже со сценарием Джослин Мурхаус. «Если бы „Месть от кутюр“ была моим сценарием, она бы валялась где-то на дискете, а я бы продолжала работать поваром в доме престарелых «, — написала Хэм в своем блоге.

Джослин Мурхаус, режиссер и сценарист фильма, описывает его как «„Непрощенный“ со швейной машинкой». Она думала о том, чтобы переписать открывающую сцену и начать с предыстории, но Кейт Уинслет упросила её начать фильм именно с того, с чего он начинается сейчас — с фразы «Вот я и вернулась, ублюдки».

Изначально на роль Труди Прэтт была приглашена Айла Фишер, но из-за беременности она была вынуждена покинуть проект — её место заняла Сара Снук. Уну должна была сыграть Элизабет Дебики, однако она предпочла роли второго плана главную — в сериале «Случай в Кеттеринге»; вместо Дебики взяли Сашу Хорлер.

А вот без Кейт Уинслет фильм бы не обошелся — и из-за беременности Кейт съемки были отложены на год. Участие Кейт не ограничилось только работой над текстом роли — она участвовала в выборе дизайна платьев с художницей по костюмам Марго Уилсон. Платья пятидесятых годов оказались для Уинслет куда удобнее и понятнее, чем её наряды из «Титаника»: «Если сравнивать с „Титаником“, то гораздо больше изменений в одежде произошло между 1912 и 1951, чем между 1951 и сегодняшним днем. Мы до сих пор носим покрой пиджака, как в пятидесятые «.

То самое красное платье было сшито из миланского шелка; ткань была винтажной.

В первых же кадрах фильма героиня Кейт Уинслет, Тилли, появляется со швейной машинкой «Зингер», которую несет в футляре за верхнюю ручку. Эта модель футляров не предназначена для такой переноски: ручка бы оторвалась на первых же десяти шагах Тилли.

Но швейная машинка как главное достояние — это не преувеличение; этот «Зингер» стоил примерно полугодовую зарплату австралийской швеи и в глубинке был, конечно, сокровищем более дорогим, чем золото.

Главная героиня, Тилли, возвращается в свою австралийскую глушь из Парижа, где она работала у Мадлен Вионне.

Мадлен Вионне — «архитектор моды», «королева косого кроя», француженка, начавшая с места швеи в госпитале и открывшая свой собственный модный дом. Дом Вионне просуществовал с 1919 года по 1939; платья Мадлен носили Марлен Дитрих, Грета Гарбо, Джоан Кроуфорд и Кэтрин Хёпберн. Наверное, нельзя найти современного дизайнера, который бы не восхищался Вионне; она, наравне с Коко Шанель, создала современную женскую моду.

Фестиваль самодеятельности, проходящий в фильме — это айстедвод .

Айстедвод — средневековый валлийский термин для фестиваля поэзии и музыки, возрожденный в середине XIX века и с тех пор проводящийся в Великобритании ежегодно, — в Австралии прижился и стал проводиться регулярно. Выступления любительских трупп с театральными и музыкальными представлениями проводится по всей стране; крупнейший айстедвод — в Сиднее — ежегодно включает до 30 тысяч исполнителей.

Лиам Хемсворт в первый же день работы оказался единственным раздетым человеком на площадке. «Когда тебе говорят снять рубашку, и ты стоишь передо всеми без рубашки и штанов, то как-то неловко «, — вспоминает актер сцену, когда героиня снимала мерку для его костюма. «Кейт ( Уинслет) и Джуди (Дэвис) хохотали в голос, серьезные люди делали свою работу, а мне было очень неловко. Что оставалось? Только смеяться «.

Кейт Уинслет вспоминает этот день с большим весельем: «Он очень нервничал. Был в ужасе, я бы сказала. Забавно увидеть другую сторону медали, когда именно женщина рассматривает мужской торс как объект. И он правда очень красивый «. Но не только за красоту похвалила Уинслет Хемсворта: «В этой сцене у нас с Джуди много реплик, а мы все время хихикали. Бедный Лиам стоит в подштанниках, а мы с Джуди хохочем и ведем себя крайне непрофессионально. Он вел себя куда профессиональнее нас, вот в чем ужас. А мы никак не могли остановиться».

10.

Во время съемок фильма Уинслет было 39, Хемсворту — 25. Кейт знала, что партнер моложе неё, но не знала, на сколько (он на 10 лет старше её дочери Мии); также она не видела ни одного из его фильмов (но знала, что он помолвлен с Майли Сайрус). И разница в возрасте не так уж и заметна; «Либо я очень хорошо выгляжу, либо он выглядит очень взрослым «, — пошутила Кейт в интервью британской газете.

На вопрос, не говорили ли ей женщины, как ей повезло сниматься в любовных сценах с Хемсвортом, они ответила, что да, так говорит её дочь со своими подружками.

11.

Фильм получил 12 номинаций на австралийскую национальную кинопремию и победил в пяти из них: лучшая актриса (Уинслет), лучшая актриса второго плана (Джуди Дэвис), лучший актер второго плана (Уивинг), лучшие костюмы и лучший фильм — по мнению зрителей. В последней категории платьюшки победили не кого-то там, а самого «Безумного Макса».

Поскольку Кейт Уинслет не было в это время в Астралии, благодарственную речь она записывала заранее на видео в своем доме в Англии. В речи нашлось место не только для благодарностей всем коллегам по съемочной площадке, но и упоминаниям, что это её шестая попытка записать речь, и что она стоит в свитере с дыркой.